Завершение первой беседы с больным (деонтологический аспект)

Независимо от характера заболевания и полноты обследования на момент беседы с врачом каждый больной ожидает в конце интервью услышать мнение о перспективе излечения или избавления от тревожащих симптомов. Беседа с больным имеет не только познавательный аспект, но и психотерапевтическое воздействие, поэтому ни в коем случае не следует обманывать ожидания больного. Но какой бы мрачный прогноз ни виделся врачу в итоге интервью, это ни в коем случае не должно быть заметно ни по выражению лица, ни тем более явно следовать из речи, обращенной к больному. Наоборот, и в случае заболевания с явно неблагоприятным исходом нужно найти слова ободрения, возможно, акцентируя внимание больного на обязательном избавлении от частных, но чрезмерно беспокоящих симптомов болезни (например, боли). Однако и внушаемый больному оптимизм должен быть достаточно взвешенным, сообразным имеющемуся у больного представлению о его заболевании. Иначе может быть утрачено доверие к врачу и спровоцировано негативное отношение к планируемым обследованию и лечению, что в конечном счете может отрицательно сказаться на результатах лечения. Более того, внушение ничем не оправданных надежд может нанести не меньший ущерб здоровью, чем жесткое, циничное описание перспектив хронической неизлечимой болезни. С такого рода ситуациями, к сожалению, приходится сталкиваться больным сахарным диабетом 1-го типа со стороны знахарей, шарлатанов, недобросовестных или просто недостаточно грамотных врачей, когда преходящую, спонтанно наступающую ремиссию впервые выявленного сахарного диабета 1-го типа им представляют как излечение. В этом отношении весьма показателен (как ни странно, запатентованный!) метод лечения впервые выявленного сахарного диабета с использованием электрофореза с аспирином, тогда как из описания «изобретения» любому грамотному эндокринологу очевидно, что «доказательность» метода основывается исключительно на случаях спонтанной ремиссии впервые выявленного сахарного диабета 1-го типа. Так, непоправимый ущерб был нанесен молодой больной сахарным диабетом 1-го типа, которая периодически наблюдалась мной в клинике после очередного поступления в состоянии диабетической комы. Этот известный среди эндокринологов шарлатан (по специальности, кстати, механизатор) практиковал индуцирование физическими нагрузками ремиссии впервые выявленного сахарного диабета 1-го типа. После кратковременной спонтанной ремиссии диабета, совпавшей по времени с примененным им методом, он внушил больной, что лечение инсулином вредно для здоровья. После окончания ремиссии сахарного диабета больная не смогла принять свое заболевание как неизбежное, отказалась от необходимой регулярной инсулинотерапии и спустя несколько лет после начала заболевания скончалась в результате диабетической комы.

Завершение первой беседы с больным (деонтологический аспект) - фото

Завершение первой беседы с больным (деонтологический аспект) — фото

Завершение первой беседы с больным (деонтологический аспект)

Таким образом, ничем не оправданный оптимизм в прогнозе заболевания может вызвать у больного при неизбежном прогрессировании болезни гораздо больше страданий, чем психологически взвешенное освещение реальных жизненных перспектив. Поэтому с первых дней заболевания больного сахарным диабетом 1-го типа следует морально готовить к тому, что диабет хотя и неизлечимая, но не смертельная болезнь, вполне поддающаяся лечению, не снижает продолжительности жизни и практически не ограничивает круг интересов и возможности самореализации, а единственным «недостатком» этого заболевания является необходимость строгого соблюдения здорового образа жизни. Можно также подчеркнуть, что подавляющее большинство населения земного шара страдает теми или иными болезнями и сахарный диабет — не худшее из них и т.п.

Если некоторый излишний оптимизм может найти оправдание, поскольку демонстрирует лишь естественное для врача желание облегчить страдания, то даже малейшая доля пессимизма, бездушия, цинизма воспринимается больным — и абсолютно правильно — как форма садизма, так как противоречит ожиданию больного получить медицинскую помощь и моральную поддержку. Таким образом, в беседе с больным никоим образом не следует ограничивать себя в проявлении милосердия, добросердечия, при этом нужно остерегаться употребления слов, выражений, заключений, которые, пусть потенциально и малейшим образом, могут нанести совершенно не оправданную лечебной необходимостью моральную травму больному. Это тем более важно, что рано или поздно может наступить такой момент в лечении, когда больному совместно с врачом нужно принимать решение о калечащем, но необходимом вмешательстве (например, ампутация ноги или другое хирургическое вмешательство). В этом случае психологической травмы избежать не удается; вместе с тем верно выбранный тон беседы позволяет больному осознать, что предполагаемое вмешательство проводится для спасения жизни.

Можно указать ряд психологических приемов, позволяющих снять эмоциональное напряжение, индуцированное болезнью. Прежде всего, необходимо объяснить больному на доступном ему языке причину его страданий, подчеркнув при этом, что заболевание является достаточно распространенным, хорошо изученным медициной и поддающимся лечению. Именно неизвестность, необычность вызывают у человека наибольший страх, и подчеркивание врачом тривиальности болезни, ее подконтрольности должно успокоить больного. Очевидно, что прогноз должен звучать достаточно оптимистично: даже если диагноз врачу неясен, то желательно в конце беседы подчеркнуть, что предполагаемая болезнь в принципе не угрожает жизни больного, относится к группе известных, но что необходимы некоторые уточнения. Желательно обсудить с больным в разумных, естественно, пределах план предстоящего обследования и его цель. Это избавит больного от поиска информации «на стороне», что исключит непредсказуемые психотравмирующие воздействия. После проведения каждого из намеченных обследований его результаты должны быть пояснены больному, причем в максимально возможном позитивном освещении. Например, причина гипер- или гипогликемии должна так обсуждаться с больным сахарным диабетом, чтобы изменение характера лечения диетой и инсулином было очевидно больному. Такого рода обсуждения позволяют, с одной стороны, приобрести больному необходимые навыки заместительной терапии, а с другой — получать врачу адекватную информацию о причинах неудовлетворительного лечения. Больному желательно пояснять и направленность лечебного воздействия, так как вера в лечение, как известно, потенцирует лекарственный эффект. Таким образом, разумная открытость и тесное взаимодействие с больным в вопросах обследования и лечения определяют тот благоприятный микроклимат общения с врачом, который необходим для оказания всесторонней помощи страдающему человеку.

Итак, в завершение беседы врач должен дать больному пояснения по диагнозу, предполагаемому обследованию и лечению, внушив при этом уверенность в благоприятном исходе заболевания.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *